Category Archives: издательство

Желтый цвет

Остаточный флейм по случаю эксгумации «Известий» донес до нашей редакции фразу «цвет отечественной журналистики». А чего постеснялись уточнить, какой именно цвет? Или считается, что все и так знают, что цвет отечественной журналистики желтый.

Теперь открытие сделали — сетка у «Известий» цельнотянутая с WSJ. Эка невидаль. Я не буду поминать «Жизнь» и «The Sun», но «Столица» была копией Newsweek, а «Новый очевидец» — беспардонным клоном NewYorker. Привет Мостовщикову, кста.

Не читайте газет! Читайте Культовый Журнал, самый культовый и самый журнальный журнал в мире! В нем полно анимированных гифов! Котеги каждую пятницу! Красивые парни регулярно! Хо-хо!

А это редакция за работой:

Реклама

Дурные "Известия"

Фейсбук сейчас напоминает времена раннего ЖЖ — во-первых, «все» уже там, во-вторых, степень откровенности примерно та же, как будто и не было этих десяти лет. Занимательно читать, одним словом. И который день я наблюдаю плач по «Известиям». Я не работала в «Известиях», но писала для них на регулярной основе почти год, в редакции бывала, так что мне, конечно, всё это очень интересно.

Рассказываю в двух словах, что там случилось. Страшные братья Ковальчуки, живущие на радиоактивном облаке, решили модернизировать (это трендово) газету «Известия» и позвали для этого Арама Габрелянова. Потому что он — фея. Он может сделать газету успешной одним прикосновением плётки-семихвостки. Правда, братья Ковальчуки не учитывают, что волшебные возможности Арама Ашотовича ограничены — всё, к чему он прикосается, превращается в успешную газету «Жизнь». Но это уже не важно, потому что на данный момент «Известия» представляли собой зомби-издание, по сути мертвое, так что Ковальчуки посчитали, что надо бы вдохнуть в него жизнь с большой буквы. Буквы Ж.

Фей Габрелянов осмотрел тело и пришел к выводу, что лучше создать нового кадавра, взяв из старого только уцелевшие органы — левую почку и апендикс. И он создал новое преприятие, какое-то там ООО «Лайф из лайф» или как его там, и, грубо говоря, переписал на него газету «Известия». Это такая популярная схема времен 90-х. Газету переписал, а сотрудников оставил в старом ООО «Зомби-пресс», или как-его-там. Взял оттуда только верстальщиков, кое-кого из журналистов, портеты прошлых главных редакторов, фотоархив и большой глобус из кабинета глареда.

У новых «Известий» новый светлый офис с аймаками и ньюсрумами, а теперь еще и с глобусом. А толпа народу осталась там, на Пушкинской, в темных корридорах и тесных кабинетиках, куда они редко приходили. Все они числятся в ООО «Зомби-пресс», никто их не увольнял. Одна маленькая незадача — газеты у этого предприятия нет. И люди, конечно, поняли, что фактически они безработные. Хуже того, «Зомби-пресс» прямо сейчас может превратиться в зеленую лужицу. И они возроптали, и совершенно правильно сделали. Вот с точки зрения трудовго спора я на стороне сотрудников — раз уж пошла такая пьянка, то заплатите по счетам и распустите всех по-честному. Но эффективному фею вовсе не хочется увольнять людей по сокращению штата, потому что тогда надо выплачивать компенсацию за три месяца. И вообще фей тут не причем, он говорит — идите к своему директору и с ним говорите, я к вашему зомби-прессу отношения не имею. Как всякий эффективный фей, он смекнул, что глобус ему нужен. а долги по зарплате — нет. Долги — они не эффективные. Ситуация называется Жопа.

Ну и что тут можно сделать? Сообразив, что «умерла, так умерла», немедленно искать работу и писать заявление об уходе. Пока в кассе деньги есть. Можно подать в суд, тоже нормально. Но сотрудники почему-то сбились в кучу и пишут открытые письма. Потому что на самом деле идти-то некуда. В Москве 5-6 газет, где можно работать, и там мест нет. А идти в газету «Наше прекрасное Алтуфьево» никто не хочет. Да и там тоже мест нет. Фрилансить на интернет-издания по 10 долларов за тысячу знаков они не будут, потому как привыкли уже к зарплате, пусть маленькой (а иногда и нет), но регулярной. Это вторая половина Жопы. Но вот здесь мне уже никого не жалко. Я сама бывала в такой ситуации и тупо шла работать за любые деньги, только чтобы не терять ритма. И потом я очень, очень плохого мнения о современной русской журналистике в целом. Но я не буду скакать на телах поверженных сейчас. Опять же потому, что я бывала в такой ситуации. Хотя без смеха читать про «святые имена», «бойцов и подвижников» и «призвание» не могу.

А вообще вся бумажная пресса умрет. Не из-за интернета, а потому, что они все носители старого языка. Разговаривать картинками научился только глянец. Но даже глянец не может вставлять анимацию, а без анимированных гифов новая писменность невозможна. Хотя вот Вог и Плейбой такие попытки уже делают, вкладывают всякие смотрелки для видео. Человечество хочет, чтобы газета выглядела, как в «Гарри Поттере». Поэтому оно тащится от айПадов.

Такие дела.

Новые горизонты

Обложка книжки Go The Fuck To Sleep последние две недели постоянно мелькала в блогах. История такова — пользователь Фейсбука и преподаватель художественной литературы в университете Адам Мэнсбах, будучи отцом двухлетней дочери Вивьен, регулярно писал у себя на «стене» о том, как трудно её уложить спать. Из этих записок родилась «десткая книжка для взрослых», причем сама идея сначала была высказана в качестве шутки. Нашлось издательство, книга выйдет в октябре. Но сейчас она находится на первом месте среди бестселлеров на Амазоне. Понятно, что речь идет о предзаказах.

Популярность вызвана тем, что сама книжка в PDF попала в сеть и была растащена. Пиратство, одним словом. Теперь те, кто прочел её бесплатно в электронном виде, хотят купить её в бумажном. Я вовсе не собираюсь тут рассуждать о том, что пиратство — это палка о двух концах, что одни от него несут убытки, другим оно помогает поднять продажи. Это очевидные вещи. Интересен другой аспект — многие писатели, в мире и в России, выкладывают свои книги в открытый доступ. Нил Гейман делает это для поддержки своей фан-базы. Потому что рынок по закону длинного хвоста сегментируется на всё более мелкие кусочки. По теории микорселебрити, если у вас есть 100 преданных поклонников, вы можете считать себя успешным.

Фаны поддерживают любимые проекты, фаны покупают подарочные издания, фаны рекламируют предмет своей аддикции среди знакомых. Достаточно вспомнить фандомы «Светлячка» и «Натуралов». «Светлячки» сделали Филлиона звездой, они не оставляют надежды получить продолжение и регулярно собирают деньги и устраивают акции. Создатели «Натуралов» вообще весь последний сезон только и перемигиваются со своим фандомом, что пошло в ущерб сериалу, зато целевая аудитория довольна — она вывела любимых героев на обложку «TV Guide», собрав 5 миллионов голосов, благодаря ей сериал получил People’s Choiсe Award.

Стратегия проста — давайте расчитывать на тех, кто нас любит. Они могут прочитать или посмотреть бесплатно, но именно они тратят деньги на подарочные издания, майки и прочую меморабилию, билеты на конвенты. Есть своя фан-база — это уже хорошо, пусть не большая, но она очень преданная. Новички приходят и из любопыства читают бесплатно, завтра кто-то из них пойдет и купит в магазине. К черту мировое господство и огромные тиражи, лучше иметь маленькую, но постоянную аудиторию, котороая остается с вами годами. Кстати, она относительно маленькая.

Гришковец тут показательный пример того, как можно всё просрать. Когда вышел его фильм, он разразился раздраженным постом, обвиняя своих читателей в том, что нои скачали фильм в сети, а не купили билеты и теперь деньги не отобьются. Ну, допустим, на его фильм, да при ограниченном прокате, и так мало бы кто пошел. Он бы мог радоваться, что хоть скачали и посмотрели. Но своими дурацкими обвинениями он отвратил и собственных поклонников, которые у него были (хотя мне сложно это понять). Ну и что в результате? Те, кто могли бы устроить какой-то шум из-за его фильма в любом случае потерялись бы на фоне скандала, который он учинил.

Мораль отсюда такова — любите своих читателей и не жмотничайте.

Любопытно

В кои-то веки читанула гламурную прессу и со злорадством обнаружила, что мой любимый автор Эдуард Дорожкин, главный редактор грандиозной газеты «На Рублевке», на голубом глазу считает, что моногамность — это когда все в одной цветовой гамме. Речь в статье, как водится, шла о штанах, причем ярко зеленых. И как пишет автор, никто этих штанов не оценил, кроме одного перца — «Я думаю, потому, что он итальянец. А у них цветом не испугаешь, скорее моногамность вызовет презрительную усмешку.»

Опубликовало это дело пятничное приложение к «Ведомостям». Редактура рулит.

LOTR и фактчекинг

Газета New York Times публикует опровежение в связи с ошибкой, допущенной в статье спортивного обозревателя. Бита бейсболиста Р. А. Дики Orcrist the Goblin Cleaver названа не в честь меча Бильбо Беггинса, как сказал сам Дики, а в честь меча гнома Торина Оакешилда. Меч Бильбо назывался Sting.

Фанаты LOTR из числа бейсбольных болельщиков удовлетворены.

via Neatorama

Сашка-откат

На Опенспейсе длинная и несколько на мой взгляд путанная статья Ольги Романовой про наши СМИ, но в ней есть история, которая мне понравилась, — про Габрелянова, отца-основателя газеты «Жизнь», и еще немного про Кабаеву и «Национальную Медиа Группу»:

Злые языки завистливо рассказывают про Арама Ашотовича такую клеветническую историю. Дело было в начале февраля этого года. Якобы Владислав Юрьевич Сурков имел с Арамом Ашотовичем неспешную беседу, в ходе которой кремлевский старожил ласково поинтересовался у медиамагната, сколько стоит его бизнес. Такие вопросы, естественно, ради любопытства не задают. Арам Ашотович среагировал самым гениальным образом. Якобы он ответил так: «Купить хочешь? Да так возьми!» Лояльность была подтверждена, после чего Арам Ашотович был посвящен: ему открылось, что думает лично премьер о медиабизнесе. Даже два премьера: Берлускони заверил Путина, что не бывает истинно влиятельных СМИ, не приносящих прибыли. А у одного знакомого Путина, по фамилии Ковальчук, имеются не просто СМИ, а целая «Национальная Медиа Группа», куда входят и газета «Известия», и «Пятый канал», и РЕН, и большой кусок «Первого канала»; и вроде сейчас четверть СТС прикупят за какой-то там миллиард долларов. И управляют всем этим богачеством блистательные профессионалы: гимнастка Алина Кабаева, зять начальника охраны премьера Виктора Золотова, а еще имеется знаменитый медиаменеджер из нефтяников, известный среди телевизионщиков под ник-неймом Сашка-откат. Всё есть, а прибыли почему-то негусто. И вся надежда теперь на Арама Ашотовича, который в тот же час был назначен заместителем генерального директора холдинга «Национальная Медиа Группа».

Кабаева ведет идиотскую передачу на Пятом канале, который трудами Роднянского превращен в нечто неописуемое, то есть, он раньше то был не ахти, но похож на какое-то телевидение хотя бы формально, а теперь это не знаю что. Приблуда для бесконечного показа «Свадьбы в Малиновке». Такой мне кажется цель его существования.

Парень с обложки

Нейтан Филлион, известный также, как капитан Мэл Рейнольдс, капитан Хаммер из «Doctor Horrible» и Касл, на обложке свежего номера Entertainment Weekly в качестве гик-бога.

Филлион вообще-то самопровозглашенный гик, но он в детстве собирал комиксы и любил сай-фай, что сказалось на его кинокарьере. Он возглавляет благотворительный фонд Kids Need to Read, который помогает библиотекам и пропагандирует чтение среди детей. И он озвучивал одного из персонажей игры Halo и неоднократно «Робоцып». И вообще, если в нашем фандоме это гик, то мы победим, как известно.

via Geeks Are Sexy

Новые медиа

Журналы читать невозможно, конечно, — не, ну 2011 год, а у них на обложке всё еще Бэкхем, они пишут «сериал «Безумцы», у них Шайя «Лабёф» и вообще фактчекинг придумали не для них. Но есть в мире и другие душеспасительные журналы с правильными названиями:

Журнал «Toiletpaper» издают художник Мауриццио Каттелан и фотограф Пьерпаоло Ферари. Судя по сайту, это такой поток сознания в картинках. Но на самом деле он выглядит просто вчерашним днем по сравнению с блогами на Tumblr. Я два дня там сидела загипнотизированная. Вот это действительно новое медиа. И это дейсвительно чистый поток сознания, состоящий из одних только образов, ироничных высказываний, анимированных картинок, обрывочных фраз. Чувствуешь себя Джонни-мнемоником, которому в мозг загрузили массив данных, а вы не знаете, каков должен быть запрос, чтобы этот хаос приберел сколько-нибудь логичный вид. И еще они обрабатывают фотографии с помощью одного какого-то эффекта.

Я, кстати, не знаю, почему наши хипстеры выбрали Твиттер, а не Тамблер, который куда больше соотвествует их фрагментарному сознанию и визуальной зацикленности.

Литература будущего, по-моему, вообще будет состоять из картинок, но это будет не комикс, а коллаж или что-то вроде inspiration desk, лента Тамблера, только с сюжетом (хотя там у многих юзеров она уже сюжетная). То, что Пруст или Джойс пытались писать словами, на самом деле гораздо проще выражется в такой форме.

Поучительное

26-летняя Аманда Хокинг блогер. И еще она написала 19 книг и 9 из них издала в электронном и бумажном виде. За год она продала в общем и целом 900 000 экземпляров через Амазон, Барнс энд Нобл и другие. Сейчас продажи достигли 100 тысяч электронных копий в месяц. Замечу, что речь идет не о «тираже», которым обычно бравируют местные авторы, хотя у них тираж от 1000 до 30 000, а о проданных копиях. Это две большие разницы. Её книги стоят: от доллара до трёх — электронная копия, и около 10 — бумажная.

Ни одна из её книг никогда не была издана традиционным путем — через издательство. Аманда — инди-автор, сама пишет, сама издает, сама деньги получает. А с Киндла она получает 70% от стоимости каждой проданной копии. Как пишут профессионалы — сейчас нет ни одного издательства, которое могло бы предложить Хокинг более выгодные или хотя бы такие же условия. И это при том, что в Штатах автор получает 30%, для сравнения — у нас 10%.

Сейчас книги Аманды входят в список бестселлеров USA Today. Она по-прежнему инди-автор, хотя теперь у неё даже есть агент. Я не знаю, хороши ли её книги, но пока что она возглавляет топ-10 независимых авторов Киндла.

Привет из Мордора

Очередная копирайтная история на грани абсурда. Блогер Адам Ракунас как-то в Твиттере беседовал со своей знакомой о гик-культуре. И эта знакомая в споре написала ему «Когда ты читал Толкиена, я смотрела «Евангелион». Ему понравилась фраза и он заказал на Zazzle значки с такой надписью. И неожиданно получил оттуда письмо, что значки забанены за нарушение авторских прав по требованию наследников Толкиена. За что? За использование фамилии Толкиен.

Инцидент тут же вызвал «эффект Стрейзанд» — на Zazzle вывалили целую кучу маек, значков и наклеек с надписями Tolk_en. И отдельно шлют проклятья сыну Толкиена — Кристоферу. Хотя мне сомнительно, что Кристофер Толкиен в свои 86 лет занят уничтожением значков с упоминанием имени своего отца. Это уже Монти Бёрнс какой-то получается.

Сто человек на один журнал

Давайте вернемся к тиражам отечественного глянца? Давайте. Люди из той самой индустрии по поводу печальных этих цифр пишут, что мол, нечестно, не учтено, сколько человек читает один экземпляр, вот Гэллап — это честно, Гэллап говорит, что на каждый экземпляр читает по 10 человек, а то и больше (называют страшные цифры, чуть ли не 60). Всей семьей, при свете лучины, передают друг другу, как благую весть.

Так вот у меня складывается впечателние, что Гэллап занимается производством комплиментарной лжи. Один номер передавали из рук в руки в 90-е годы, когда население было за границами бедности, а веру в красивую жизнь не утратило. Журналы были дороги, их действительно покупали в складчину и давали друг другу читать. Сейчас в этом надобности нет. Их таскают на работу, чтобы полистать в обед, там они и валяются, один-два номера, где-то в углу. Да и то, это делают те, у кого нет интернета. Вы себе представляете хипстеров, передающих из рук в руки свежую «Афишу» или «Таймаут»? Или они приносят их домой, чтобы «семья» почитала? Какая, кстати, семья? Там, где три поколения живут в одной двушке, из журналов есть разве что «Теле7» или «Панорама ТВ». Ок, это не целевая аудитория. Но целевая — молодые, успешные, с достатком выше среднего, которым так гордятся издатели, — они обычно живут отдельно, вся их семья это 2-3 человека. И кто там читает «Космо» вдесятером? Муж? Годовалый ребенок? Ах да, есть парикмахерские салоны. Там один экземпляр читают сотни. Это правда. Потому что там валяется прошлогодний номер. Его за год и тысяча человек в руках успела повертеть. Еще есть клиники и психотерапевты, у них тоже изба-читальня, правда, там обычно для чтения больше медицинские буклеты с рекламой. Вы еще учтите, какой мизерный процент посещает платные медучреждения в масштабах страны. А в районной поликлинике, где очереди такие, что можно полное собрание сочинений Толстого в приемной держать, глянца не выкладывают. Так что если один экземпляр австралийского Вога читают 6 человек я могу еще поверить, но вот что местный читают больше 2-х — неа. Гэллап гэллапом, а логика логикой.

Ну и о тиражах. В 2010 году тираж американского Vogue составил 1 300 000 экземпляров. Официально заявленная цифра отечественного издания — 150 000. Несложно сопоставить? Ладно, когда в Австралии он выходит тиражом 52 тысячи, там не такое большое население. Далее реальный тираж нашего издания примерно 77 тысяч. Где-то 20% (на самом деле больше) остаются не распроданными и идут в возврат. Итак, у нас осталась 61 тысяча. Ну хорошо, давайте умножим на два, или даже на три, чтобы польстить им. 180 тысяч читателей. А сколько человек читают блог Лебедева? Я говорю об уникальных посетителях. Замечу, он — один, у него нет редакторов, корректоров, авторов, отдела меркетинга и президента по спецпроектам.

И собственно мораль басни — речь идет не о рекламодателях, которые обманываются сами. Это их проблемы, и, на мой взгляд, хорошо, что они пока сосредоточены в традиционных СМИ, а не засоряют тут всё. Речь о том, что роль и влияние прессы сильно преувеличены. С такими тиражами и охватом ну несерьезно даже говорить о чем-то. Это аудитория не самого популярного блога. А дальше будет только хуже. Потому что содержательное качество изданий только ухудшается. Я думала, кризис вытеснит всех бестолковых и останутся те, кто в состоянии держать издание на плаву, те, кого будут читать и ради этого покупать журналы. Вышло же ровно наоборот, бездари слиплись в кучу и вытеснили конкурентов. Скоро по качеству всё это сровняется с каким-нибудь Свириденковым. У которого, кстати, тоже охват как у какого-нибудь Космо Шоппинга.

Как будет уменьшительное от слова пресса?

Душеспасительное чтение, приятное глазу всякого блогера — реальные тиражи отечественных бумажных журналов. Там еще не учтены возвраты, как я понимаю. Я чувствую себя Хёрстом и Мёрдоком. Ну хорошо, маленьким Хёрстом и скромным Мёрдоком. В лучшие времена посещаемость КЖ достигла 100 тысяч посетителей в месяц при 150 тысячах просмотров страниц. Сейчас, конечно, здесь поспокойней — в прошлом месяце 52 тысячи, но зато почти вдвое больше просмотров страниц — 97 тысяч. И что мы видим? Это больше, чем у «Татлера» и «Эксперта», и у любимого мною «Роллинг Стоун». Популярные блогеры вообще должны хохотать даже над верхушкой этой пирамиды.

Меньше журналов — больше ёлок.

via obesyana

Город детства

Донецк. Город, где любят детей по-донецки.

via мой любимый гламурный блог ragu.li

Утром в куплете

Да, кстати, я вот с утра высказала предположение, что пора бы уже и Долецкой на выход, а тут и новости подоспели:

Алена Долецкая покидает пост главного редактора российской версии глянцевого журнала о моде Vogue, сообщила во вторник РИА Новости представитель издательского дома Conde Nast Анна Рыжова.
По ее словам, в ближайшее время будет опубликован официальный пресс-релиз по этому поводу со всеми комментариями. «Мы ждем официального пресс-релиза, который будет разослан в СМИ», — сказала Рыжова.

Ждем снятия с поста Ускова. Ну чего там мелочиться-то.

Спойлер

Беседа Алёны Долецкой с Эвелиной Хромченко — достойный пример того, что у нас называется глянцевой журналистикой. Как бы так что-нибудь сказать, чтобы ничего не сказать. И как бы так что-нибудь спросить, чтобы вроде бы спросить, а вроде и нет, и вроде еще и неудачницу пнуть ногой, но не сильно, а то мало ли, завтра самой придется так же сидеть и глазами хлопать.

Началось всё с невинных глупостей в стиле Космо — ваша любимая детская книжка, охарактеризуйте себя тремя словами, кто откроет этот лист, тот на память распишись. «Я могу охарактеризовать себя одним словом — перфекционистка». А я вот могу себя только тремя — умница, красавица и …ээээ… ок, я тоже буду перфекционистка.

А вас ведь из Уфы перевезли? — зачем-то спрашивает Долецкая. Что, видимо, следует понимать — понаехали тут.
А что это в интернете какие-то разные даты вашего рождения? (Так сколько тебе лет, старая?) — Долецкая подступает и тут же даёт обратный ход — «Почему это так?» Чем Хромченко незамедлительно пользуется «Да не знаю, почему», обойдя дату своего рождения за километр.
А не приходилось ли вам ловить себя на мысли, что этот мужчина нравится мне больше, чем все и даже больше чем муж? (Говорят, ты гуляла от Шумского?) — главред Вога тонко примеряет на себя замашки газеты «Жизнь». «Это сложная ситуация, мы же всё время развиваемся. Но у меня противоположная ситуация, я довольно рано встретила.. Потом восхищаешься не только умом, но и тем, как костюм сидит» — Хромченко мучительно старается не произнести фамилию Шумского, в смысле мужа. Ситуация действительно сложная какая-то. Хорошо, у него ум, а костюм-то на ком сидел?

И тут Долецкая задает вопрос, волнующий всех главных редакторов — «Как вы думаете, главный редактор, он подвержен износу?», перевожу на русский «Эвелина, вот тебя выперли под зад ногой после стольких лет, как думаешь, меня могут турнуть так же?». И подгоняет следующим вопросом «Кроме редактирования журнала, что еще вы умеете делать?» (Эвелина, куда пойти, если выпрут? В пиар-службу Северстали? Так там уже молодые сидят. К мужу в RFW?). — «Ну я умею рисовать, а еще писать рассказы» — загадочно отвечает Эвелина. «Но есть работа мечты?» (Чем на хлеб-то зарабатывать таким как мы?) — Долецкая крутит кольца на пальце. Эвелина уходит от ответа, как яхта от берега — плавно и уверенно.

Не получив ответов на наболевшее, Долецкая переходит на светские сплетни и шпильки — «Вы опаздывали на показы, но при этом скандалили и давали фифу. Скажите, вы это нарочно или на самом деле такая дура?» — «А? Что? Вы неверно оцеваете ситуацию, я не воспринимаю этот вопрос». «Не воспринимаете именно как вопрос» — загадочно говорит Долецкая.

О чем они? Что это было? Долецкая действительно такая пустая до гулкости? Спросит и сама слушает, как отдается внутри неё эхо. И чего она трусит напрямую задавать вопросы? Чем-то они с Усковым похожи — многозачительность на пустом месте, поверхностность, а местами и просто глупость при очень скромных талантах. В КондеНасте их там по внешности отбирают.

И с чего это Долецкая мнит себя иностранкой — все эти «зависит» (она и пишет так, кальками?), английские фразы к месту и не к месту, при том, что из её твиттера следует, что английский у неё такой специфический.